Хеллоуїн по-новорічному…

Що ми насправді святкуємо, відзначаючи Новий рік?

У передноворічні дні більшість з нас занурюється в знайому з дитинства радісно очікувану «передноворічну суєту», приправлену атмосферою таїнства й казки, освітлену спогадами дитинства: радісних тата і мами, захоплення відкриванням пакунків з подарунками «від Діда Мороза», запахом ялинки, блиском іграшок й новорічних свічок, улюбленими фільмами, артистами і передачами по телевізору, щирими побажаннями та веселощами друзів.

Чи багато хто з нас готові хоч ненадовго відсторонитися від цього відчуття «великого і світлого» свята для того, щоб спробувати поглянути на те, що відбувається – «з боку»? Провести зважену, тверезу і спокійну «інвентаризацію» сучасних психологічних стереотипів?

Пануюча в сучасному суспільстві культура на несвідомих рівнях встановила заборону на спроби переосмислення і переоцінки «традицій», «свят», «спадщини предків».

Сама думка про це для більшості наших співгромадян є табуйованою, тому історія виникнення «найулюбленішого в народі» свята, його роль у формуванні та підтримці культурних стереотипів суспільства залишається маловідомою, незатребуваною. У кращому випадку з питанням про його походження, людина згадає «Петра Першого» і «Різдво Христове», а питання про їх вплив на формування культури й моральності суспільства залишиться, швидше за все, без відповіді.

Що ж ми взагалі святкуємо на Новий рік? Чи давно це свято стало «найголовнішим», «всенародно улюбленим»? Далі, мовою оригіналу, витяги з досліджень людей, які займаються історією язичництва й пов’язаних з цим ритуалів, ворожінь, жертвоприношень. Спробуємо знайти відповіді на ці питання! І, по можливості, об'єктивно, відсторонившись від закомплексованих емоцій.

Свято як міф і як засіб управління

«Встреча Нового года – ритуал, имеющий древнее происхождение. Сегодня, сравнивая дошедшие до нас традиции с некоторыми обрядами древних, поражаешься неожиданным параллелям и понимаешь скрытые смыслы новогодних обычаев.

Например, новогодняя елка, которую (живую или искусственную) практически каждая семья устанавливает у себя дома. Ель у ранних кельтов (да и не только у них) почиталась за дерево, наделенное магическим смыслом. Она вечнозеленое дерево, а значит, не поддающееся никаким разрушительным силам. Наверное, именно поэтому ель считалась обиталищем лесного божества, дружба с которым для зависящих от благосклонности леса людей была чрезвычайно важна.

Дух жил, разумеется , не в каждой занюханной ёлке, а в самой старой и могучей. Вот перед ней-то и собирались в период зимнего солнцестояния подобострастные древние, дабы задобрить духа, получить у него «благословение» на следующий год.

Задабривать в старину умели только одним способом – принесением жертв. Когда-то это были человеческие жертвоприношения, а потом стали «отделываться» животными. Внутренностями убитых жертв развешивались на ветвях ели, а сама она обмазывалась кровью. Это и были первые прообразы нынешних елочных игрушек.

Впоследствии магические ритуалы претерпевали изменения. Убийства ушли в прошлое, а священное растение украшалось дарами – яблоками, кусочками хлеба, колосьями и т.д. Украшение дерева приобрело и другое значение. Божество не просто задабривали, но и «намекали» ему на те блага, которые празднующие хотели бы получить в следующем году, когда природа оживет после зимнего безвременья. На ветвях ели появлялись определенные символы. Верхушка дерева была «отдана» богам, заведующим судьбой человека, и украшалась изображением солнца, сделанным из колосьев пшеницы, изображениями звезд , птиц. Ближе к земле располагались более утилитарные символы: фигурки людей, которые хотели избавиться от болезней или улучшить свою жизнь, плоды, которые намекали на хороший урожай, изображения домов, которые хотели бы построить себе в следующем году празднующие, и т.д.

Постепенно лесные празднества переходили под крыши. Ель выкапывалась вместе с корнями и переносилась в храм, где стояла живая в течение семи дней – дух приглашался в гости. Потом так же осторожно дерево пересаживали обратно, закопав под корнями дары или жертвы. А вот рубить живое дерево, чтобы принести его в дом, было запрещено. Срезать веточки позволялось, но не более того. Варварский обычай новогодней «заготовки» ёлок сформировался значительно позже. Магические свойства ели или сосны подтверждает даже такой дошедший до наших времён обычай, как украшение ветвями этих растений гробов с умершим. Это увязывает ель со смертью.

Персонаж, без которого невозможно представить себе Новый год, это Дед Мороз. Этот образ также имеет древнее и неожиданное происхождение. В старину зима ассоциировалась со знаком планеты Сатурн. Сатурн представлялся в виде старца с длинной бородой и косой в руках. В отдельных случаях коса меняется на большой посох или жезл власти, которым Сатурн управляет Смертью. Так что в период зимнего солнцестояния этого персонажа также было необходимо задобрить. В мистериях друидов присутствовал жрец, одевавшийся в Сатурна. В жертву божеству приносилась девственница, привязывавшаяся в мороз к дереву, где и замерзала, что свидетельствовало о том, что жертва принята. Так появилась знакомая нам... Снегурочка, в сопровождении которой приходит на праздник Дед Мороз.

Так что Дед Мороз изначально не был положительным, добрым персонажем (вспомните хотя бы некрасовскую поэму «Мороз Красный Нос»). Интересно, что у индейцев навахо сохранились легенды о Великом Старце Севера, а это – одно из имён... дьявола.

Появление Деда Мороза с мешком подарков также истолковано не совсем верно. Да, это мешок. Но не с подарками, а с жертвоприношениями, которые Великий Старец Севера, символ смерти, не дарит, а собирает с людей. Поэтому появление в вашем доме дедушки с бородой говорит о том, что в течение года вы что-то ему недоплатили. Радоваться тут особо нечему». (Из статьи Владислава Тарасова).

Йоулупуккі – прототип Діда Мороза по-лапландськи

«Мало кто знает, но добрый рождественский дед, который живёт в Лапландии, на самом деле является довольно сомнительным персонажем в мифологии. Одно из его исторических названий – Йоулупукки, что в переводе с языка суоми означает «рождественский козёл».

Йоулупукки (фин. Joulupukki) Вообще, образ добродушного, розовощекого старикана в красном кафтане появился сравнительно недавно. Ещё в XIX столетии его изображали злобным существом в козлиной шкуре с рогами, которое приходит в дом исключительно для того, чтобы потребовать выпивки с хозяев и напугать детей. Непослушных ребятишек он живьём варил в котле, а благородных оленей использовал в качестве основного провианта на зиму.

Изначально языческий обычай постепенно «христианизировался». Прообразом Санта-Клауса является общехристианский святой Николай Мирликийский (Санта – «святой», Клаус – «Николай»), известный по житию своей благотворительностью (помощью бедным людям в виде тайных подарков). Первоначально именно от его имени дарились в Европе подарки детям в день почитания святого по церковному календарю - 6 декабря. Однако в период Реформации, выступавшей против почитания святых, в Германии и сопредельных странах Святой Николай был заменен в качестве персонажа, вручающего подарки, на младенца Христа, а день вручения подарков был перенесен с 6 декабря на период рождественских ярмарок, то есть на 24 декабря. В период Контрреформации в Европе персонаж Святого Николая снова стал дарить детям подарки, однако это стало происходить в конце декабря на Рождество.

Поэтому образ Йоулупукки (фин. Joulupukki) стал «гуманнее» и с недавней поры вовсе превратился в рекламного персонажа «Кока-Колы» в красно-белом кофтане. Рогатого злодея из Лапландии навсегда сменил «охохокающий» старик с мешком подарков.

Сейчас Йоулупукки выглядит как привычный всем Санта-Клаус с белой бородой, в красной шубе и шапке, хоть и сохраняет некоторые национальные особенности. Но ещё в XIX веке его изображали в козлиной шкуре и иногда даже с маленькими рожками. Судя по сохранившимся иллюстрациям, древний прототип Санты был куда колоритнее и дети его точно слушались».

Так що, сприймаючи Новий рік як веселе свято, варто дивитися на це глибше й тоді дещо стане на свої місця. Відкриється справжній сенс стародавніх ритуалів, модернізованих сучасної субкультурою «хеллоуїныв» як один із засобів управління суспільством.

Новости Мира